Заявление Беларусской антиядерной кампании по поводу инцидента с реактором при строительстве БелАЭС

Президенту Республики Беларусь Александру Лукашенко, председателю Совета министров Республики Беларусь, министру энергетики, генеральному директору РУП «Беларусская атомная электростанция», начальнику Госатомнадзора Республики Беларусь, министру природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь, министру окружающей среды Литовской Республики, Комитету по осуществлению Конвенции Эспоо ЕЭК ООН, генеральному директору МАГАТЭ, Европейскому сообществу по атомной энергии.

Мы, участники Беларусской антиядерной кампании (БАЯК), проанализировав информацию, поступившую из официальных источников по поводу инцидента с реактором первого энергоблока Беларусской АЭС, случившегося 10 июля 2016 года, выражаем свою глубокую обеспокоенность ситуацией в целом и требуем незамедлительной остановки строительства БелАЭС как такового, а не только монтажа реактора первого энергоблока, и проведения компетентного независимого расследования.

Мы обращаем внимание правительства Республики Беларусь, международных организаций и европейского сообщества в целом на серьёзность сложившейся ситуации и просим немедленно отреагировать на неё.

Нашу серьёзную обеспокоенность вызывает следующее:

1. Информация об инциденте скрывалась на протяжении более двух недель как «незначительная» и не являющаяся, по мнению представителей генподрядчика, «событием», о котором нужно информировать общественность и международные организации. Мы уверены, что не может считаться незначительным происшествие, результатом которого стала остановка монтажных работ корпуса реактора первого энергоблока, и на повестку дня вынесен вопрос замены дорогостоящего оборудования, от состояния которого напрямую зависят радиационные риски строящейся АЭС.

2. Официальные сообщения об июльском инциденте с реактором являются противоречивыми, что вызывает серьезные сомнения в компетентности организаций, ответственных как за строительство, так и за контроль над ним. Так, сначала пресс-центры Генподрядчика и РУП «Беларусская атомная электростанция» отрицали факт инцидента, затем Минэнерго разместило сообщение о «нештатной ситуации» с реактором. Чуть позже руководитель управления коммуникаций «Атомстройэкспорта» Нина Деменцова заявила, что никакого инцидента с корпусом реактора на строящейся Беларусской АЭС не было: «Просто стёрлась краска».

Однако 1 августа куратор проекта Беларусской АЭС Александр Локшин официально сообщил, что в ночь с 9 на 10 июля, когда одна из субподрядных организаций выполняла операции по перемещению корпуса реактора с одного ложемента на другой, при подъёме корпуса на стропах произошёл его перекос, из-за чего он «проскользнул по стропам и повис, диагонально соприкоснувшись с землёй». Это, по его словам, произошло из-за отклонений от инструкции и неисправности подъёмного крана. После чего, как он говорит, специалисты ОКБ «Гидропресс» и изготовителя корпуса завода «Атоммаш» выполнили контрольные измерения, включая ультразвуковой контроль металла и дефектоскопию сварных соединений, а их результаты подтвердили, что никаких изменений состояния корпуса не произошло. Локшин также сообщил: «Максимум, о чём можно говорить, — о стёршейся на корпусе заводской краске из-за трения металлических строп».

Однако в тот же день замминистра энергетики Михаил Михадюк прокомментировал СМИ, что ОКБ «Гидропресс» и главная материаловедческая организация «Росатома» ЦНИИмаш ещё изучают возникшую ситуацию, из-за чего монтаж реакторного оборудования на первом энергоблоке БелАЭС остановлен. Михадюк также сообщил о наличии «отметин от строп» на корпусе реактора.

Позднее, 1 августа, начальник отдела прочности ОКБ «Гидропресс» Леонид Лякишев прокомментировал БЕЛТА, что эта организация уже проанализировала ситуацию при помощи математического моделирования и что никаких повреждений реактор якобы не получил. Он также сообщил, что реактор «коснулся эллиптическим днищем корпуса плиты монтажной площадки». По его словам, «приведенные напряжения в днище корпуса не превышали нормативных допускаемых напряжений для условий нормальной эксплуатации, а деформации в металле корпуса находились в упругой области».

3. Таким образом, из официальных сообщений следует, что во время перемещения при помощи строп и крана корпус реактора накренился и получил удар в нижнюю часть корпуса о плиты монтажной площадки. Без ответов однако остаются следующие вопросы:

  • С какой целью перемещался корпус реактора?

Если целью описанных действий с реактором не была его установка, как изначально сообщал генподрядчик строительства БелАЭС, то почему они происходили на монтажной площадке?

  • Почему данные действия выполнялись в ночное время суток? Какое оборудование и каким образом использовалось при перемещении и (или) установке реактора?

Ведь если технология была бы хотя бы отчасти соблюдена, то ни о какой «строповке» и «соскальзывании» не могло быть и речи, поскольку корпус реактора должен иметь специальные крепления для его безопасной транспортировки и установки, а подъёмная техника должна соответствовать определённым условиям, не допускающим случайные перекосы или неконтролируемые воздействия на корпус. Можно ли говорить о том, что реактор не получил «никаких» повреждений, если на его корпусе видны следы от строп, а его нижняя часть «соприкоснулась» с бетонной плитой при «соскальзывании», а также учитывая особую хрупкость реакторного металла при температурах, ниже рабочих, и особые требования к отсутствию каких-либо, даже мельчайших дефектов этого оборудования.

  • Возможна ли полная и детальная дефектоскопия поврежденного реактора на площадке строительства БелАЭС, в столь короткий срок, учитывая тот факт, что ультразвуковая дефектоскопия допускает погрешности, а современные методы предписывают использование рентгеноскопии в сочетании с ультразвуковой дефектоскопией?
  • Почему до сих пор общественности не предоставлено видео с падением реактора?

4. Всё вышесказанное даёт нам основания утверждать следующее:

Генподрядчик строительства БелАЭС, «Атомстройэкспорт», ведёт строительство с серьёзнейшими нарушениями технических норм, безответственно и некомпетентно.

На строительстве БелАЭС отсутствует компетентный и независимый контроль ввиду отсутствия у заказчика специалистов нужного профиля, нереферентности проекта АЭС-2006 в целом, наличия проблем с независимостью национального регулятора Госатомнадзора, а также политической ангажированностью строительства.

Реактор первого энергоблока БелАЭС ни при каких обстоятельствах не может быть использован, и его дальнейшая установка на энергоблок какой-либо АЭС категорически недопустима!

5. Мы считаем продолжение строительства БелАЭС недопустимым в целом. Мы уверены в том, что недавний инцидент с реактором является закономерным следствием ряда серьёзных нарушений, допущенных изначально, о которых мы неоднократно говорили раньше. Строительство БелАЭС началось с нарушением технических норм, национального и международного законодательства, включая конвенции ЕЭК ООН, Орхусскую и Эспоо.

Напоминаем, что сооружение реакторных зданий было начато без архитектурного проекта АЭС, до его госэкспертизы и выдачи лицензий.

Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), как и процедура её обсуждения, были сфальсифицированы. Всё это, вместе с экспериментальным характером проекта, низкой технической культурой подрядчика, заложило «фундамент» для дальнейших нарушений и инцидентов, которые создают огромные и неоценимые риски.

6. Мы требуем незамедлительного выполнения следующих действий:

  • Остановить строительство БелАЭС, а не только отдельных работ по монтажу реактора.
  • Отказаться от использования реактора первого энергоблока.
  • Создать независимую комиссию, в которую были бы включены компетентные эксперты, представители заинтересованной общественности, включая представителей наших организаций. Поручить данной комиссии не только досконально и объективно расследовать инцидент с реактором, но и другие серьёзные нарушения законодательства и технических норм, о которых мы упоминали выше.
  • Поручить Генпрокуратуре расследование данного инцидента и других нарушений на строительстве БелАЭС.
  • Сделать публичными заключения ответственных организаций и экспертиз по поводу данного инцидента с реактором, опубликовать оригинальное видео инцидента.

Участники БАЯК:

Движение «Учёные за безъядерную Беларусь!», Беларусская партия «Зелёные», ОО «Экодом», Общественная кампания «Островецкая атомная — это преступление!».

Добавить в социальные сети:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Google Buzz

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.