Заявление Белорусской Антиядерной Кампании по поводу годовщины Фукусимской радиационной катастрофы

8 лет прошло с начала крупнейшей после Чернобыля радиационной катастрофы на АЭС “Фукусима-Даичи 1”. С последствиями этой аварии на атомной электростанции, произошедшей в результате землетрясения и цунами, современная Япония, несмотря на развитие технологий и помощь мирового сообщества, не может справиться и по сей день.

На преодоление последствий Фукусимы, а именно, на разбор разрушенных энергоблоков, дезактивацию территории АЭС и загрязненной радионуклидами воды, которой со дня аварии накопился уже миллион тонн, по оценкам японского правительства, уйдет около четырех десятилетий и порядка 200 миллиардов долларов.

Эти цифры дают представление об истинной стоимости атомного киловатта. А если просуммировать стоимость всех мероприятий по обслуживанию атомной энергетики, включая долговременное хранение и обслуживание ядерных отходов, включая отработавшее ядерное топливо, станет понятно, что это самая дорогая авантюра человечества, в плохом смысле этого слова.

Миллионы людей в Японии и Беларуси и сегодня живут на загрязненных территориях, употребляют загрязненные продукты питания и воду, статистика детской онкологии продолжает расти… Но современное общество еще далеко от того, чтобы назвать безответственное использование атомных технологий преступлением против человечности.

И хотя фукусимская трагедия остудила пыл апологетов так называемого ядерного ренесанса, пророчивших рост числа новых АЭС по всему миру, отдельные страны, где граждане не могут влиять на принятие решений, продолжают развитие атомных проектов, цинично тиражируя ложь о их якобы дешевизне и экологичности.

Ядерные технологии ассоциируются сегодня с абсолютной властью, с болезненным стремлением правителей пережить собственные народы, создав угрозу жизни на сотни тысяч лет. Именно поэтому в прошлом году на уровне ООН была принята конвенция о запрете ядерного оружия, которая не вступила в силу из-за того. что ее еще не подписало нужное количество сторон. Однако общество уже начинает осознавать, как и в случае с химическим оружием, не только реальную цену, но и реальные цели атомных программ. Ядерное оружие и мирный атом тесно связаны, поскольку АЭС нарабатывают материалы, которые можно использовать в военных целях. А опыт Фукусимы и Чернобыля показывает, что атомные электростанции сами по себе, даже в отсутствие военной компоненты, являются бомбами замедленного действия.

После Фукусимской катастрофы европейские страны всерьез озаботились безопасностью своих АЭС, разработав стресс-тесты, призванные определить их слабые места по отношению к природным воздействиям. Однако опыт стресс-тестов показал, что практика латания дыр, особенно в отношении старых АЭС, дорогостояща и неэффективна — именно поэтому ряд европейских стран, включая Германию и Италию пришел к выводу о необходимости отказа от атомной энергетики.

Беларусь в большей степени пострадавшая от Чернобыля, не усвоила ни его уроков, ни уроков Фукусимы. Беларусское правительство продолжает строительство Островецкой АЭС, несмотря на то, что постфукусимские стресс-тесты выявили во всех областях исследования многочисленные проблемы безопасности российского проекта, по которому строится эта атомная электростанция. Это продолжается и несмотря на то, что энергия этой электростанции сегодня, как показывают экономические реалии, никому не нужна.

Мы призываем не только Беларусь, но и то небольшое количество стран, где сегодня строятся АЭС, остановиться и задуматься, проанализировать еще раз ход истории, сделать выводы и вынести уроки из страшных трагедий Фукусимы и Чернобыля, свернув или заморозив свои атомные программы!

11 марта 2019

Photo: AIR PHOTO SERVICE/AP

Добавить в социальные сети:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook