Заявление в связи с энергетическим пуском БелАЭС

Сегодня, 7 ноября торжественно открывается БелАЭС, которая еще не введена в эксплуатацию. Открытие этого объекта преждевременно и носит подчеркнуто политический характер.

Мы обращаемся к Госатомнадзору Беларуси, а также к международному сообществу с призывом употребить все свое влияние для остановки БелАЭС и должного проведения всех необходимых процедур, включая лицензирование на эксплуатацию.

Мы считаем, что станцию нельзя было запускать, а тем более открывать и вводить в эксплуатацию, пока не найдены решения проблем ее безопасности, а также обращения с отходами, включая отработавшее ядерное топливо, пока не устранены все нарушения, включая нарушения конвенций ЕЭК ООН. Это тем более недопустимо в ситуации политического кризиса, давления на оппонентов и экспертное сообщество, атмосфере секретности и замалчивания.

Напомним, что 3 ноября 2020 года Белэнерго заявило о первом подключении первого блока БелАЭС к общей энергосети. В этот же день Литва официально уведомила Беларусь о прекращении импорта белорусской электроэнергии.

Менее, чем за месяц до этого, 11 октября 2020 года реактор первого энергоблока БелАЭС был выведен в критическое состояние — об этом официально сообщила пресс-служба Росатома. «Это означает, что в активной зоне реактора началась самоподдерживающаяся управляемая ядерная реакция», — говорится в сообщении.

Таким образом, точка невозврата пройдена, а именно, осуществлен физический и энергетический пуск реактора первого энергоблока БелАЭС.

По мнению специалистов, пуск энергоблока атомной электростанции является одной из самых ядерно-опасных при эксплуатации.

Однако, несмотря на это, пуск первого энергоблока БелАЭС производится в следующих, весьма тревожных обстоятельствах:

  • в отсутствие лицензии на эксплуатацию и отчета об обосновании безопасности БелАЭС. До 30 июля 2020 года — это были необходимые условия, но их отменили, чтобы приурочить начало физпуска к президентским выборам в Беларуси. Пуск энергоблока проводили решениями регулятора (Госатомнадзора, ГАН), однако критерии принятия этих решений, как и документальная, обосновывающая база остаются непубличными, в отличие от закрепленной прежде в законодательстве процедуры выдачи лицензию на эксплуатацию;
  • без должного решения проблем безопасности, выявленных во время стресс-тестов БелАЭС и целевых миссий МАГАТЭ;
  • в отсутствие решения проблем обращения с отработавшим ядерным топливом БелАЭС, включая отсутствие возможностей сухого пристанционного хранения;
  • недостаточной законодательной базы, необходимой для полноценного контроля за безопасной работой этой электростанции;
  • в отсутствие адекватной, компетентной и прозрачной оценки влияния на окружающую среду.

То, что нас тревожит больше всего — это факт пуска атомной электростанции в условиях глубокого политического кризиса в стране, а также, когда ключевые события привязываются к политическим датам. Так физический пуск первого энергоблока был приурочен к президентским выборам в Беларуси, так называемое открытие станции — к 7 ноября, годовщине революции 1917 года. Подобная практика наблюдалась и на печально известном энергоблоке Чернобыльской АЭС, где произошла авария с масштабным радиационным выбросом.

Это усугубляется также и тем, что пуск БелАЭС, также как и ее строительство, осуществлен без согласия граждан Беларуси и затрагиваемых стран, в условиях давления на общественность, критиков и экспертное сообщество. Эти факты отражены в ряде решений последних лет конвенций Орхусской и Эспоо ЕЭК ООН.

7 ноября 2020 года
Белорусская антиядерная кампания,
Белорусская партия “Зеленые”,
Объединённая гражданская партия,
Центр “Европейский диалог”
Рух “За свабоду”,
Оргкомитет по созданию БХД,
БСДП (Грамада)

Добавить в социальные сети:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook